Вторник, 21.11.2017, 05:41
ДОМИК КИНО Елизаветы Трусевич

РОМАН
психологическая повесть Елизаветы Трусевич в журнале ЮНОСТЬ:
талант - мера всех вещей…

ДОМИК КИНО Елизаветы Трусевич

Меню сайта
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Архив записей

еленаСАЗАНОВИЧ_МАГИЧЕСКИЙреализм

ГЕОПОЛИТИКА

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 33
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0


    Доски объявлений, бесплатные объявления, дать объявление - 495ru.ru

    Блог

    Главная » 2009 » Сентябрь » 30 » Елизавета Трусевич_ТЕЛЕВИЗОР_6 часть
    22:15
    Елизавета Трусевич_ТЕЛЕВИЗОР_6 часть

    Елизавета Трусевич_ТЕЛЕВИЗОР_6 часть_дипломный сценарий полнометражного художественного фильма_мастерская А.Я. Степанов, Н.А. Фокина, 2007_победитель XXVI Международного фестиваля ВГИК в номинации «Лучший сценарий п/м игрового фильма»

     

    В магазине было много телевизоров – на каждой полке. Все телевизоры работали, все телевизоры были неисправны. Один рябил, на другом все фигуры были растянуты. Третий представлял собой черный квадрат, и т.д.

    Под каждым телевизором была надпись – Модильяни, Пикассо, Малевич, Кандинский…

    В магазине было полно народу. Люди медленно передвигались по комнате, внимательно разглядывая каждый телевизор.

    Гарик стоял у кассы, обслуживая покупателей, которых собралась уже целая очередь.

     В магазин вошла Зося, под руку с Тархуновым.

    -День добрый, - сказал Тархунов.

    -Кому как, - нехотя отозвался Гарик, с недовольством поглядывая на Тархунова.

     -Ваш магазин так знаменит! – Тархунов не обращал внимания на кислую физиономию Гарика. – Третьяковская галерея, Музей имени Пушкина – все это уже так устарело…Ну, куда еще можно пригласить даму?  Только к вам!

    Тархунов и Зося подходят к каждому телевизору, останавливаясь у каждого и внимательно рассматривая. 

    -Я иду к своему преображению, сказал Малевич, и, может быть, в последний день моего переустройства я перейду в новую форму… - сказал Тархунов. Вокруг него уже собралось много народу.

    -Куда - куда перейдете? – переспросил Гарик.

    -Каждый сам выбирает свой путь… Красота, которую привыкли считать красотой, субъективна. Поэтому можно смело считать красотой все, что угодно… Это меседж, некая протекция общего модерн – концепта…

     Люди захлопали. Зося с восхищением смотрела на Тархунова. А Гарик смотрел на Зосю.

    Сер Серыч взял Тархунова под локоть, и отвел в сторону.

    -У нас как раз нет товароведа… Не согласились бы вы…

    Тархунов поморщился.

    -У меня, видите ли, несколько иные стремления и цели…

    -Какие? – спросил Сер Серыч.

    -Я творец, я мастер…

    -Нет, ну мастер у нас уже есть, - вздохнул Сер Серч. – Лев замечательный мастер, а вот товароведа нет.

    -У нас разные уровни мышления… Помимо своих прямых обязанностей – рисовать, я  согласился бы быть экскурсоводом в галерее, но никак не товароведом.

     

    Двое уже знакомых нам рабочих прибивают новые яркие буквы.

    Из окна за этим процессом наблюдают двое – Тархунов и Сер Серыч. О чем они говорят, не слышно. Сер Серыч показывает рукой на рабочих (ж-ж-ж). Тархунов ему отвечает (тук – тук). Наконец, они пожимают друг другу руки.

    Теперь на здании светятся два названия – ТЕЛЕВИЗОРЫ. ГАЛЛЕРЕЯ.

    У магазина собралась целая очередь. Если смотреть сверху, то очередь напоминает извилистую змею.

    Из магазина то и дело выходит покупатель с телевизором.

    Гарик стоит у кассы.

    -Выпишите, пожалуйста телевизор Шагал, - сказал неуклюжий длинный очкарик. – Это ведь новейшая модель?

    -Спросите у товаро… Э… У экскурсовода. Он проведет экскурсию по галерее.

    У Тархунова собралась группа покупателей. Он читал им лекцию, размахивая указкой и показывая на экран телевизора. 

    Следующей был интеллигентного вида пожилая дама в шляпе.

    -Мой телевизор перестал работать. Вернее, он работает, но изображение совсем не рябит. А я покупала телевизор импрессионист.

    -Обращайтесь в мастерскую РОЗЕЛЕВ. Вот адрес, - Гарик протянул даме визитку.

    Следующим был толстяк в длинном черном пальто, при галстуке, видимо, очень богатый тип.

    -А чего так мало всяких новых штучек? – спросил он. – Мандельяни у меня уже есть, Шагалевич есть, кубисты стоят в коридоре... 

    -Скоро будут, - ответил Гарик. – Следите за рекламой…

     

    На подвале написано – РОЗЕ. ЛЕВ.  Чуть ниже прикреплен тетрадный лист, на котором от руки нацарапано: «Закрыто по техническим причинам».

    У подвала притормозила шикарная машина, из которой вышел Сер Серыч в шубе, Гарик в модном пальто и Тархунов (он одет как прежде).

    Сер Серыч вслух зачитал объявление, сорвал листок и со злостью смял его.

    Гарик и Сер Серыч спустились в подвал. Дверь открыл бомж. Он в  зеленой майке, на которой по-английски написано – Renaldo. В руках у бомжа две гантели.

    -А! Прошу! – Лев впустил гостей. – Только ноги вытирайте! Розочка сегодня утром прибиралась.

    У порога лежит зеленая тряпка. Сер Серыч не задумываясь, вытер ноги и вошел в комнату. Гарик остановился, внимательно посмотрел на тряпку. Двумя пальцами поднял ее и узнал свой зеленый пиджак.

     

     В комнате уютно. Новый стол, новый диван. Бомж тренируется на тренажере – велосипеде, при этом качая мышцы рук с помощью гантелей.

    -Вы извините, у меня режим…

    -Режим у него! По техническим причинам! – заорал Сер Серыч. – Ты чего это бездельничаешь? Марш за работу! Мы тебе партию телевизоров привезли.

    Бомж перестал заниматься, положил гантели на ковер.

    -Вы уж простите… Я пить бросил, - тихо сказал бомж, и виновато опустив голову.

    -А нам – то что до этого?- не понял Сер Серыч.

    -Так я же только пьяный могу это… авангардные телевизоры делать.

    -Что? – Сер Серыч схватил одну гантелю. – Да я тебе… Диверсант! Ты у меня опять пить начнешь!  Я из тебя человека сделал! Подвал тебе купил! Ах ты, гад…

      Сер Серыч прижал бомжа к стене, и к горлу ему приставил гантелю как нож.

    -Пей! – заорал Сер Серыч.

    -Нет! Роза этого не любит… Я жениться хочу.

    -Пей! – орал Гарик.

    -Я все вылил.

    -Гарик! – крикнул Сер Серыч. – Пошли за водкой.

    -Только не это! – визжал бомж.

    -А ты оставайся на стреме… - кивнул Гарик Тархунову.

    Гарик и Сер Серыч ушел. Бомж заметался по комнате. Он схватил пальто, и хотел было бежать.

    -Меня голыми руками не возьмешь! А ну пусти! – бомж вплотную подошел к Тархунову. Тот спокойно отошел от двери.

    -Правильно Лева. Поступай как решил.

    -Ты так думаешь? – Лева остановился.

    -Конечно. Ты пополнишь ту безвестную армию гениев, сгнивших в оковах мещанства и раздавленных женским каблуком.

    -Моя Роза носит шпильки.

    -Вот именно, - кивнул Тархунов. – Она безжалостно давит твою индивидуальность, губит твой яркий талант… Очень, очень жаль… Но что поделаешь.

    -Талант? – переспросил бомж.

    -Я тебе скажу как Сальери Моцарту… Я всегда считал себя гениальным художником, но ты перерос меня… Ты не просто художник, ты творец инсталляций… Твое искусство выше живописи, выше поп-арта…

    -Что же мне делать… - Бомж растерянно сел на диван. Тархунов подошел к нему и дружески похлопал его по плечу.

    -Мой тебе совет… Не губи себя, не закапывай в землю свой талант, потомки тебе этого не простят.

    -Ты думаешь? – наивно спросил бомж. –Так ведь мне опять пить придется…

    -Что поделаешь… Эта участь многих гениев. Многие художники и поэты стимулировали свою музу психотропными средствами. Как у всякой творческой личности у тебя подвижная нервная система, и тебе иногда необходимо расслабиться…

    В подвал вошли Гарик и Сер Серыч. В руках у Гарика пакет. Видимо, в пакете бутылки, потому, что слышен звон.

    Гарик выставил на стол две бутылки водки и бутылку коньяка.

    -А как же Роза? – бомж смотрел в одну точку, как будто что-то решал для себя.

    -Забудь о Розе во имя Музы… - сказал Тархунов.

     

    Звенят четыре бокала.

    -За твой талант! –  слышен голос Сер Серыча. У него уже заплетается язык. 

    Сер Серыч, Гарик, бомж  и Тархунов выпили по рюмке. Все они уже пьяные. Сер Серыч снова разлил по бокалам водку и поставил пустую бутылку под стол. Там уже стоят три пустые бутылки водки.

    -Я перерос живопись, авангард и поп-корн…

    -Поп-арт, - поправил бомжа Тархунов. -Лева, я тебя считаю своим учеником… - сказал Тархунов. В глазах у него стоят пьяные слезы. –Дай я тебя обниму… - Тархунов обнял Леву. Лева вытер слезы. Тархунов налил  еще одну рюмку и протянул бомжу.

    -Победителю ученику от побежденного учителя…

    Бомж залпом выпил.

    -А ты? – спросил бомж.

    -Все, мне хватит… У меня сегодня свидание…

    -Что это за свидание? – подозрительно спросил Гарик.

    Тархунов погрозил Гарику рукой.

    -Моя личная жизнь  никого не касается…

    -Главное, что бы она не касалась моей… - ответил Гарик. – А если ты только прикоснешься…

    -А ты мне не угрожай… - Тархунов посмотрел на часы. – Все, мне пора…

    Он встал, энергично пожал руку бомжу.

    -Желаю тебе творческих успехов, коллега… Верь и жди, Муза обязательно придет к тебе.

    -Правда? – спросил бомж.

    -Конечно, она посещала всех великих художников… Она так же стара как этот мир…  И только у нее ты можешь быть под каблуком… Только у своей Музы, у Мельпомены… Только она велит тебе что делать и как творить…

    Бомж кивнул.

    Тархунов вышел из подвала.

    -Как бы твоя личная жизнь не стала его личной жизнью, - глубокомысленно заметил Сер Серыч.

    -За ним, - коротко скомандовал Гарик.

    Гарик и Сер Серыч  вышли на улицу, чуть шатаясь.

    Им навстречу шла дама в игривой шляпке – Роза Петровна.

    Сер Серыч схватил Гарика за шарф, и они спрятались за угол дома.

     Роза Петровна спустилась в мастерскую.

    Низкие окна были открыты, и Гарик с Сер Серычем слышали крики.

    Роза Петровна: Опять пьяный! А я-то думала!

    Бомж: Ты мой талант каблуком не раздавишь…

    Роза Петровна: Все! Я ухожу от тебя!

    Бомж сидел перед разобранным телевизором, а Роза Петровна ходила по комнате взад – вперед и кричала.

    -Пьяница! Алкоголик!

    -Как у всякого творца, у меня подвижная нервная система…

    -Да пропади все пропадом! – Роза Петровна схватила гантелю,  и разбила телевизор. Она встала и пошла к двери.

    -Больше ты меня не увидишь!

    -Отрекаюсь от Розы во имя Музы…И Муза придет ко мне, я верю… - пафасно сказал бомж. Роза резко остановилась.

    -Это еще что за Муза? Из галантерейного что ли? Да она же тебе в матери годится!

    -Муза так же стара как этот мир, она приходила ко всем великим художникам! И только у нее я буду под каблуком!

    -Я тебе покажу, Музу! Я тебе покажу каблук!  – Роза Петровна сняла туфлю и швырнула в бомжа. Он увернулся.

    -Я от тебя никуда не уйду, и не надейся! – заорала Роза. – Не хочешь под каблуком, будешь в ежовых рукавицах… 

    Ни Роза, ни бомж, не видели, как за окном осторожно, на цыпочках  прошли двое – Гарик и Сер Серыч. Видны только их ноги – кроссовки Гарика и черные лакированные ботинки Сер Серыча.

    Просмотров: 827 | Добавил: geopolitika2008 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *: